FC «Rubin» Kazan official website
RU Ru
Кристиан Нобоа: «Рубин» стал другим, а Бердыев по максимализму остался прежним»
27 февраля 2018

Первое интервью «татарского эквадорца» после возвращения в Казань из питерского «Зенита».

Полузащитник сборной Эквадора, двукратный чемпион и обладатель Кубка и Суперкубка России 32-летний Кристиан Нобоа спустя 6 лет возвращается в «Рубин». Один из ключевых футболистов «золотой» дружины Курбана Бердыева, сыгравший за нее более 100 матчей в чемпионатах страны и 25 игр в еврокубках, проведет в казанском клубе остаток сезона на правах аренды. Любимец болельщиков столицы Татарстана присоединился к ставшей родной для себя команде на сборах в Испании. О «Рубине» прошлого и настоящего, взаимоотношениях с наставником «Зенита» Роберто Манчини — в первом расширенном интервью Кристиана Нобоа «Реальному времени» после возвращения в Казань.


«Рубин» второго чемпионского сезона был гораздо сильнее»

— Кристиан, с какими чувствами ты вернулся в «Рубин»?

— Счастлив вернуться ко всем знакомым людям, которых у меня в «Рубине» много. Знаю, что здесь меня очень ценят и любят.

— Как вспоминаются чемпионские годы в «Рубине»? Какой «Рубин» был сильнее — первого победного сезона-2008 или второго?

— Однозначно, «Рубин» 2009 года, когда мы взяли второе чемпионство. Тогда в команде появился аргентинский форвард Алехандро Домингес. С ним у нас получилась команда совершенно другого уровня. В России с нами нельзя было рядом поставить ни единого соперника. Мы у всех очень легко выигрывали с разницей в два-три мяча. Тут без вариантов, «Рубин» второго чемпионского года был сильнее.

— В 2010 году, когда ты играл в Казани, тобою интересовались зарубежные клубы. Можешь их назвать?

— Клубы назвать не могу, только страны. Скажем так, мной интересовались по одной команде из испанского, итальянского, английского и немецкого чемпионатов.
 

«Греческую Суперлигу и Премьер-лигу и сравнивать не стоит»

— С чем был связан твой переход в 2012-м в московское «Динамо»?

— На тот момент я больше думал о своей семье. Супруга была беременна и поэтому сложно было решиться на переезд куда-то за границу. Для того, чтобы оставаться в привычной среде, продолжать общаться на родном языке я и принял это предложение. Плюс, по финансовым возможностям «Динамо» предложило больше.

— Потом все-таки из России уехал в Грецию. Можешь сравнить греческую Суперлигу и Премьер-лигу?

— На сто процентов уверен — российская Премьер-лига сильнее, даже и сравнивать не надо. Если говорить о тех годах (Нобоа выступал за ПАОК в сезоне 2014/15, — прим. ред.), то разница между «Олимпиакосом» и другими клубами была просто нереальной. Реальной конкуренции за титул не было. Сейчас, насколько я знаю, хотя бы три-четыре команды могут между собой посоперничать.

— Следующий твой переход, в «Ростов» в 2015-м, был связан в первую очередь с тем, что команду возглавил Курбан Бердыев? И связанный с этим вопрос — если бы тогда была альтернатива — перейти в «Ростов» или в «Рубин», что бы ты выбрал?

— Не знаю, сложно сказать. Просто на тот момент, когда поступило предложение из «Ростова», я разговаривал с Курбаном Бекиевичем, он мне объяснил свою идею. Рассказал, какую хочет построить в Ростове команду, свое видение. В итоге, он убедил меня в целесообразности перехода, и я согласился.

— Как удалось в короткие сроки поднять последнюю команду Премьер-лиги до участия в Лиге чемпионов и серебряных медалей? Это магия тренера?

— Наверное, в «Ростове» причиной успеха стала общая работа буквально всех — тренеров, медицинского штаба, игроков, административного штаба. Спасибо руководству клуба за то, что смогли приобрести необходимых игроков. Никто на тот момент не надеялся, никто о таком не смел и мечтать, а что получилось на деле — это же потрясающе!

 

«С Манчини у меня сложились чисто профессиональные отношения, а с Бердыевым — человеческие»

— У тебя был вариант перейти в «Рубин» еще летом 2017-го?

— Я летом беседовал с руководством «Рубина». Предложение перейти было, но только на один год. Я тогда искал контракт на более длительные сроки. «Зенит» предложил на 3 года, и я согласился.

— Как ты оценишь первую часть сезона 2017/18, которую ты провел в «Зените»? Не жалеешь о переходе?

— Думаю, я в принципе доказал, почему я перешел в «Зенит», почему мог там играть. Из 9-10 матчей, в которых я сыграл, в семи я признавался лучшим игроком в команде. Может быть, свои 100 процентов я не смог там показать, но в любом случае, на это были и объективные причины. У главного тренерам были свои игроки, которых он должен был выпускать на поле, но я старался в каждом матче показать свой максимум.

— Роберто Манчини сделал опору на аргентинских футболистов. Тебе легче было приспособиться к их манере игры ввиду одного языка, близости менталитета, футбольной культуры, южноамериканского понимания игры?

— Хотелось бы сказать, что в России, в российском клубе нужно адаптироваться не к аргентинцам или к какой-то другой национальности. Мы же выступаем в российском чемпионате и нам надо приспосабливаться к нему, к российской действительности. У меня в принципе в «Зените», ни с Манчини, ни с кем-то еще проблем не было.

— Вообще с Манчини какие у тебя отношения сложились?

— Таких человеческих отношений, как с Курбаном Бекиевичем у меня с Манчини не было. Чисто профессиональные. Бердыев мог с тобой присесть, объяснить все вопросы, обсудить все моменты, а здесь были чисто профессиональные отношения.

— Манчини как человек открытый или закрытый? Итальянцы все-таки в большинстве своем люди открытые.

— Не знаю, может быть он и был открытым с другими игроками, может быть. Но со мной отношения были чисто профессиональными, рабочими.

 

«У «Рубина». в который пришел сейчас, совершенно другая тактика»

— Какие цели ты сейчас ставишь перед собой в «Рубине»?

— Естественно, первоочередная задача — максимально подняться в турнирной таблице. Понимаю, что нам сложно будет набрать очки, которых бы хватило, чтобы дойти до Лиги чемпионов или Лиги Европы, но постараемся подняться в таблице по максимуму и показать свое мастерство.

— Этот «Рубин» похож на тот, из которого ты уходил, или отличается существенно?

— Нет, совсем другой. Тот «Рубин», в котором мы играли в 2008—2009-м сильно отличался и по манере игры, и футболисты были совсем другие. Сейчас же у нас совершенно другая тактика.

— А Курбан Бердыев изменился?

— Он всегда хотел и хочет добиться максимума от каждого игрока — в этом смысле он остался таким же. Нисколько не изменился. Поэтому именно у него футболисты регулярно показывают максимум своих возможностей.

— Как будешь делить середину поля с Ивелином Поповым? Или еще с кем-то?

— Понятно, что Попов очень сильный игрок. У него своя позиция, посмотрим, как тренер будет нас использовать.

— В контрольной игре с «Лиллестремом» у вас все получалось первые 35 минут, а потом команду было не узнать. Виноват пропущенный «из ничего» гол?

— Результаты контрольных матчей не так уж и важны. Главное для нас, создать в команде, в коллективе атмосферу доверия, чувствовать друг друга. Ошибки в контрольных матчах случаются, их потом можно разобрать на теории, исправить их и понять, какие у нас, как у команды, сильные стороны, а какие — слабые. Это необходимо, чтобы потом в чемпионате избежать этих ошибок.

 

«ФИФА должна была предоставить Южной Америке больше путевок на ЧМ»

— Затрону больной для тебя, как одного из ведущих игроков сборной Эквадора, вопрос. В 2017-м завалили весь цикл, проиграв шесть встреч подряд. При этом в твоих партнерах сильные игроки — Кайседо, Валенсия. Как можно объяснить спад вашей сборной?

— Не могу выделить лишь одну причину. Слишком много всего оказалось замешано. Здесь и политические вопросы, проблемы с тренерским штабом, в коллективе с игроками. И даже с вашими коллегами — журналистами, которые постоянно нападали на команду. Все это в комплексе и привело к столь плачевному результату.

— Тебе не кажется, что существует дискриминация южноамериканских команд? Им предоставлено всего четыре путевки на чемпионат мира.

— Согласен с вами. Это, конечно, прерогатива ФИФА, но в любом случае они должны были предоставить больше мест в финальной части нашему континенту.

 

«В России чувствую себя хорошо везде»

— Ты пожил в разных российских городах — Казани, Москве, Ростове, Санкт-Петербурге. Где Кристиан Нобоа чувствовал себя наиболее комфортно?

— Особой разницы между городами не чувствовал. Везде мне жилось комфортно. Где-то теплее, где-то более суровый климат, но в целом везде в России чувствую себя хорошо.

— А где самая горячая торсида? Похожая на южноамериканскую? Не в Ростове ли?

— Может быть в Ростове болельщики, действительно, самые горячие. Но и в Питере сейчас по 50 тысяч ходят на стадион, в «Рубине» в чемпионские годы и на матчах Лиги чемпионов стадион заполнялся.

— С болельщиками ты везде находил взаимопонимание?

— Без проблем. Надеюсь, что поклонники «Рубина» вновь вернутся на стадион, как было всегда.

— За какую сборную будешь болеть на чемпионате мира?

— За южноамериканские команды.

— У тебя есть идеал футболиста?

— Месси.

— А клуб?

— «Реал Мадрид».

— И последний вопрос — совсем нефутбольный. У тебя, сына офицера, дослужившегося до главнокомандующего ВМС Эквадора, была вероятность пойти по этой, военной линии?

— Конечно, у меня был вариант продолжить династию, но эта сфера деятельности мне никогда не нравилась, мне всегда нравился футбол. Папа меня спрашивал — может пойдешь по моим стопам, но я отказался. Футбол увлекал меня больше.

Источник: Реальное время

>Press review
Кристиан Нобоа: «Рубин» стал другим, а Бердыев по...